Глава 4. Эту сессию по праву называют переправой

Опубликовано в Полковник м/с Киселев Алексей Федорович "Путь в Alma Mater" Четверг, 23 июля 2020 15:09
Оцените материал
(1 Голосовать)

Просто стремительно пролетели  первые летние каникулы, а вместе с ними и само лето. Вернувшись в Свердловск из Феодосии всего на одну недельку привёз родителям и сестре гостинцы Крыма. Вместе с друзьями и девчонками из спортшколы  успели выбраться на одни сутки в лесной поход, на скалистый берег озера Чусового, затем улетел в Ленинград. https://must-see.top/ozera-ekaterinburga/

 

    В тот год мягкий сентябрь позволил совершить короткий шлюпочный поход силами слушателей разных курсов морского факультета. Маршрут пролегал по Неве, по протоке вдоль Ладоги, до крепости Орешек. Вёсельный режим был умеренный, периодически связку  из 4-х ялов буксировал катер кафедры ТБСФ. С удовольствием вновь оказался в крепости, где уже побывал как турист на экскурсионном теплоходе 3 года назад.

 

     Постепенно дожди и понижение температуры стёрли летние воспоминания. Сырость и  мокрые ноги по многу часов в день  привели к обострению хронического тонзиллита, а потом и уложили на операцию в клинику «Болезней уха, горла, носа и речи» Кафедры легендарного профессора оториноларингологии Воячека Владимира Игнатьевича. https://ru.wikipedia.org/wiki/Воячек,_Владимир_Игнатьевич   Прооперированный, понаблюдал за жизнью клиники глазами пациента, как говорится, с другой стороны баррикады. Весьма для будущего врача оказывается это полезно.

 

    Если ты не кратковременный турист, а полноценный житель прекрасного города, то и  тайны его  узнаёшь гораздо глубже  и детальней мимолётных экскурсионных впечатлений.  А  мы здесь  живём уже второй год. Как оказалось, не только белые ночи являются неотъемлемой особенностью любимого нами Ленинграда. Их мало рекламируемым эквивалентом являются так не называемые «тёмные ночи», но они покруче чем в СочиL. Когда в Полярных широтах Солнце готовится закатиться за горизонт на длинную полярную ночь, его приполярные соседи вместе с Ленинградом и областью становятся хмурым пограничьем. Световой день совсем коротким и не внятным, с поздним рассветом, чаще всего с пасмурным днём, с ранним скоротечным вечером, переходящим в дооолгую ночь. Зимнее солнышко низкое и является изредка в виде дорогого небольшого подарка для поднятия настроения. А если прибавить влажное дыхание циклонов с юго-западными ветрами близкой Атлантики, или холодное жёсткое дыхание с покашливанием Арктических морозных холодов, то вероятностный прогноз погоды очевиден. Всё бы ничего, но сглаженный ледниковыми льдами  эпохи мамонтов рельеф позволяет разгуляться  ветрам и беспрепятственно принимать нагонные воды на низкие берега Финского залива Балтики. Причём нагонные морские воды залива, встречаясь с полноводным речным потоком в дельте Невы, существенно тормозят это свободное течение воды. Они быстро поднимают водяной уровень и… ву а ля – вам выпало стать участником очередного наводнения в Санкт-Петербурге-Ленинграде. За триста лет своего существования город пережил 323 наводнения. Таковым  принято считать подъём воды на 1,6 м выше ординара, установленного в районе Горного института. Чаще всего эти наводнения случались осенью, в сентябре и ноябре. Доставалось и зданиям Военно-медицинской Академии расположенным на Невских набережных и в городке на Обводном канале. Смотри: https://www.nrfmir.ru/en/content/kratkaya-istoriya-navodneniy-v-peterburge     Если требуется, армия и флот эпохи «до МЧС» всегда с народом в минуты испытаний. Оповещённые Дежурной службой об угрозе очередного подтопления от очередного наводнения, мы - первые и вторые курсы всех факультетов готовимся выйти в бурную осеннюю ночь под дождь и ветер. Нам предстоит спасать от потопа, имущество Академии из подвалов и складов. Авральные работы продолжаются от команды и до сколько надо, иногда и всю ночь. Снизу всё доставать, наверх это всё поднимать. До эвакуации, правда, не доходило при нас ни разу. Катастрофические наводнения в  Санкт-Петербурге-Ленинграде происходили редко, но метко. Крупнейшие из них были в 1777, 1824 и 1924 годах.  В августе 2011 года  была введена в эксплуатацию долгожданная защитная дамба. С тех пор она надёжно защищает город от водной стихии. Только за пять первых лет в Санкт-Петербурге было остановлено 13 наводнений. Пожелаем всем нам спокойно встретить и 2024 год. 

 

      Ноябрь 1967 года. Пятидесятая годовщина Октябрьской Революции ознаменовалась для нас двух актовым театрализованным шоу, в котором  наш курс изображал «революционные массы» солдат и матросов. Начался первый акт у памятника «броневичку» Владимира Ленина на площади Финляндского вокзала, где восторженные массы когда-то приветствовали Апрельские тезисы.  Продолжился  второй  Акт действа  в Выборгском Дворце Культуры в проходах его зала и на балконах. Костюмы, лозунги, транспаранты, крики «Ураааа!» были достойны лучших традиций авангардного Мейерхольда!

 

    Вспоминает, Пётр Сапроненков. «Наше коллективное, в составе двух казарменных курсов, политическое выступление сегодня называлось бы высокопарно: Реконструкция встречи революционными народными массами Вождя мирового пролетариата после вынужденной миграции в  Финляндию... В финале мы толпой вывалили на сцену и какой-то располневший артист балета, одетый кажется в розовое трико, картинно совершал пробежки и прыжки с огромным алым полотнищем в руках. Очевидно, он изображал революционный дух, охвативший народные массы. Громкая музыка, крики, аплодисменты, всеобщий хаос на сцене, подтверждали, что реконструкция прошла на высоком идейно- политическом уровне.

 

     Мы идеально подходили на роль бесплатной массовки, так как трансформировались в революционных матросов с превеликим удовольствием. Вся затея исходила очевидно от Выборгского райкома КПСС, который курировал Академию по партийной линии. Итак, нам раздали бутафорские винтовки со штыками, пулеметные ленты и позволили сделать всё, что угодно в разумных пределахJ с бушлатами и бескозырками. Начальник Академии генерал- полковник м/c Гончаров Павел Поликарпович не трансформировался в революционного генерала, но пришёл нас поддержать. Был ли броневичёк, не помню, но, пошумев на площади у памятника и прилегающих к Финляндскому вокзалу улицах, мы собрались в зале Выборгского Дворца Культуры.

 

     В ВДК мы любили бывать, там обычно занимались в библиотеке или перекусывали в кафе, но главное, регулярно пытались и частенько успешно просачивались в зрительный зал, то на  Ленинградский мюзик-холл Ильи Яковлевича  Рахлина, то на спектакль заезжего московского театра или на редкие гастроли иностранных эстрадных звёзд. Помню даже были на спектакле «Нора» норвежского театра. К морячкам и курсантикам в Ленинграде всегда относились с любовью и почтением, особенно билетёрши из интеллигентных блокадниц».

 

      За кажущейся   монотонностью  каждодневной учёбы  скрывалась большая напряженная   работа, проводимая каждым слушателем в одиночку или в группах самоподготовки на базовых кафедрах анатомии и гистологии. (Гистология – та же анатомия, только «вид не сбоку», а сверхуJ, причём через окуляр микроскопа и при большом увеличении, чтобы проникнуть в скрытый микромир клеток и их составных частей у человеческого организма.)   В комнатах общаги многие ребята тоже занимались. Тетради с конспектами лекций и записями практических занятий, учебники, пособия кафедр - всегда есть под рукой. Да и для отдыха время выкраивать не трудно. Можно чайку попить, можно переключиться на что-то менее интеллектуальное…

 

     Например, вот что рассказал мне про один такой случай наш Олег Дубин много лет спустя.  «А дело было так…  В их взводе, дело было вечером, делать было нечего, заскучали в комнате двое Саня Мишанин и Вася Чернышов. Скучали, скучали, да и решили перекинуться в картишки на интерес. Интерес выбрали не простой, проигравший должен был раздеться до гола, встать на подоконник в ночном окне освещённой комнаты и простоять так всё проигранное время.  В полный рост демонстрируя себя «как мама родила» во всей своей неописучей красе перед окнами женского общежития,  расположенного как раз напротив, через улицу J. Договорились, начали играть, думаю, что доверчивый  Вася был изначально обречён стать проигравшим, сражаясь с опытным и послужившим  Саней.  Долго ли, коротко, сказка подошла к концу с закономерным итогом =1 час штрафного времени! Вася проигрался в пух. Как честный человек нехотя стянул с себя прах в виде формы одежды вместе с носками и трусами, нерешительно залез на подоконник, и время пошло... Как поётся в известной академической слушательской песне: «Он был сложен как Аполлон, Но стал бледней, чем молодая спирохета…»   Как заволновались дамы из дома напротив, углядев редчайшее зрелище живого мужичка-аполлона в освещённом окне пятого этажа на сеансе эксгибиционизма, я не знаю, не буду врать, но… почему-то вскоре в комнату  «вдруг» зашёл сам начальник нашего курса полковник м/c Сергей Фёдорович Морев… «Чей грозный взгляд на голый зад…, и ожидал его лишь exitus letalis.»   Вася с невероятной скоростью и изяществом рыси спрыгнул на пол, вскочил внутрь своей формы и вместе с Саней они начали перебирать вслух возможные объяснения, от изучения сыпи на скрытых участках кожных покровов у Васи до…,  до самого убедительного: « …не знаю я…»  Заслуженную награду на 15 суток ареста в гарнизонной гаупвахте «за хулиганство» Вася получил и вынес стойко. О каком-либо взыскании Сане никто ничего не слышал».

 

     Вспоминая нашу подготовку к самой крутой третьей сессии в тогда ещё такой короткой академической жизни, в памяти просто автоматически начинают звучать слова песни: « Эту сессию по праву называют переправой…» Воспользуюсь сайтом слушателей IV факультета  ВМА им.С.М.Кирова 1973 года, с удовольствием напомню вам её слова, чуть изменяемые каждым новым поколением, актуализируя песню , но сохраняя неповторимую историчность: http://vmeda1979.narod.ru/index/quot_ehtu_sessiju_        quot/     0-19

 

Эту сессию по праву называют переправой,                                                                                                                                                         

Здесь решают - быть или не быть.
Сдали - значит, поступили, нет - о вас уже забыли,
И в Кронштадт скорей мечтают сбыть.



Анатомию сдавали, нам халаты выдавали.
 Дыскин нас коллегой называл.
Не экзамен - просто мука, скачет пульс, трясутся руки,
За завалом следует завал.



А какой-то там коллега сам сидит белее снега
И такие пенки выдаёт !
Но чудак -экзаменатор, не поймет, что он - новатор,
Развернуться парню не даёт.



Гистология. - наука - боже мой, какая скука !
Лучше бы не знать её во век.
Яйцеклетки, эмбрионы, препаратов миллионы -
И за что страдает человек ?



Кой какое сходство с маткой и влагалищною складку
Вилли Громов в rectum находил.
А в одиннадцатом взводе dentes в vagine находят -
Щелкунов лишен последних сил.



Но тогда мы скажем: "Баста !", что-то стали попадаться
В голове седые волоски.
И родную Alma
Mater 3-х этажным кроем матом,
Чтобы не подохнуть от тоски.



Это что-же тут творится ? И куда земля вертится ?
В медицину разные пути.
Сдали. - значит, поступили, нет - о вас уже забыли,
А в Кронштадт - не к женщине идти !

 

     Расскажу Вам правду о вошедшем в народную историю персонаже этой песни, нашем однокашнике, друге и товарище Валерии Громове. Сразу скажу, что не каждому в жизни выпадает такая Честь и Слава стать народным песенным героем. Ну, а кто был без греха, за долгие годы  шестилетней учёбы, пусть бросит камень вверх над собой и сам же его поймает. Тааак…, желающих нетJ. Заслуженный морской врач полковник м/c Громов В.В. ту далёкую «переправу»  с честью  преодолел, и славную прошёл дорогу. Он служил на ТОФе после ВМА, а завершил свою службу в подмосковном 32 Центральном Военно-Морском Госпитале в Купавне. Он был до последних дней активен, полон инициативы и доброжелательности... Ну, а можно ли считать «неудачным» ответ, ставший источником для весёлого смеха, шуток и улыбок у поколений наших коллег. Помните высунутый язык на знаменитой фотографии Эйнштейна? Великие тоже шутят…   Мысленно Валеру помянем!    Юра Хорошилов: «Питер скорбит. Валере вечная память! Ефим Парибский: «Помню как мы на его свадьбе во Владивостоке с Андреем Теребовым гуляли в 1973 году. Вот это семейный стаж! Царствие ему небесное…» Анатолий Габидулин: «Пусть земля ему будет пухом… Искренние приносим соболезнования семье…»

 

      И ещё приведу две исторических ссылки о кафедрах анатомии и гистологии. Заинтересовало, посмотрите.

 

  1. https://www.vmeda.org/s-02-02/ds-02-12/ Первая глава в книге истории кафедры нормальной анатомии Военно-Медицинской академии датируется 1786 годом, когда при сухопутном и адмиралтейском госпиталях было сформировано Санкт-Петербургское Медико-хирургическое училище, в составе которого была организована кафедра анатомии, физиологии и хирургии. В 1798 году – к моменту преобразования Медико-хирургического училища в Императорскую Медико-хирургическую академию – кафедра также поменяла свое название, превратившись в кафедру Анатомии и физиологии. Руководителями кафедры нормальной анатомии были выдающиеся анатомы – П.А. Загорский, И.В. Буяльский, Н.И. Пирогов, В.Л. Грубер, А.И. Таренецкий, И.Э. Шавловский, В.Н. Тонков, Б.А. Долго-Сабуров, Е.А. Дыскин. Они внесли огромный вклад в развитие отечественной анатомии. Многие из них явились создателями анатомических научных школ или оригинальных научных направлений.                                                                                                                                           

      Приближающийся «час расплаты» ощущался нарастающим постепенно напряжением. Всё больше слушателей вечерами посещали препараторские кафедры анатомии, дёргали пинцетами препараты отдельных органов или трупов, вертели в руках черепа и кости, бормоча невнятно латинские названия Тройка, Семёрка, Туз: фиссура…, туберкулум…, форамен… «Dum Spiro, Spero» и «per Aspera ad Astra» J  Вам в помощь...   

 

2.https://www.vmeda.org/s-02-02/ds-02-07/     Начало изучения микроскопических объектов в Императорской Медико-Хирургической академии относится к 1830-1840 годам, но до 1841 года гистология и эмбриология как самостоятельные дисциплины в академии не преподавались. Систематическое преподавание микроскопической анатомии и истории развития животных (эмбриологии) начинается с приходом в академию Карла Максимовича Бэра. Кафедра гистологии с курсом эмбриологии Военно–медицинской академии имени С.М. Кирова осуществляет подготовку слушателей по фундаментальной медико-биологической науке. История кафедры насчитывает более 150 лет плодотворной работы коллектива высокопрофессиональных научных и педагогических кадров. На кафедре созданы учебники и учебные пособия, которые являются базовыми в подготовке врачей не только в академии, но и в России, и в странах СНГ.    

                                                                                                                                                                                  

     На кафедре гистологии было ещё «страшнее», сидят в затемнённой комнате, уткнувшись в окуляры, как алхимики над златом, и молчат измученные слушатели… А что тут скажешь, десятки, сотни стёкол посверкивая стеклянными гранями с «самоцветами» окрашенных кусочков тканей прижатых тончайшими покровными стёклами лежат перед каждым - один на один. Где-то среди них, может оказаться и ТОТ, что вытащит тебя и проводит дальше. Или ДРУГОЙ, таращась на который как барашек, не узнающий родные «ворота», в поволоке зарождающейся слезы от жалости к себе, ты потеряешь в окуляре расплывающийся фокус на сине-розовых контурах чёртова препарата… И тогда на мгновенье померещится в окуляре  туманный расплывающийся образ не так уж и далёкой учебной роты в Кронштадте.   

                                                                     

     Ничего друзья, все роды это труд и мука, слёзы и радость, а рождение Врача не исключение, мы сдали все экзамены и едем на каникулы!  Решив улететь на самолёте, слоняюсь от кассы к кассе, пытаясь обменять добытый только на завтра билет в Свердловск на «пораньше». Скоро опять объявят посадку на очередной рейс, вон уже идут к выходу на поле впереди два летчика, а за ними три девчонки стюардессы Аэрофлота. Включив «природный шарм и бесконечное обаяние» спрашиваю, девочки, а не поможете сыну до родненькой мамы долететь в Кольцово. Ошарашенные девчонки и лётчики притормозили, а я тут же показываю билет на завтра и объясняю, что каждый час грусти ожидающей меня мамочки терзает и моё сердце… Развеселился экипаж, а командир коротко сказал: «Пошли…» Спокойно прошли все двери, кивнули охраннику, вышли на лётное поле и направились к борту Ил-18. Поднялись в салон, а меня усадили  пока в кабину к лётчикам. Постепенно салон заполняется пассажирами, вот уже лётчики начали переговоры с авиадиспетчерами, стюардесса Нина увела меня в пассажирский салон и усадила на откидное кресло для стюардесс. Взлетели, потом крылатые девчонки развозили напитки и порхали у кухни, разогревая бортовую еду. Некоторые пассажиры дремали, а маленькие дети уже безмятежно уснули. Когда отнесли лётчикам перекус и кофе, я, заглянув в открытую кабину, напросился внутрь. Командир оглянулся: «Заходи…, интересно?»  «Да, очень интересно!» Самолёт летит над ночной страной, редкие огни внизу, иногда они группируются в населённых пунктах, разноцветные лампочки панелей приборов демонстрируют нормальную работу всех систем, но оба пилота всегда начеку. Незаметно пролетело время рейса.  «Ладно, моряк, иди в салон, сейчас уже начнём снижаться…» Через 20 минут мы приземлились в аэропорту Кольцово города Свердловска. Всё, что я написал происходило в январе 1968 года в Советском Союзе, когда не было ни безумных врагов, ни террористов-смертников, убивающих невинных людей во имя фанатизма веры. Дома отдыхал с друзьями, вскоре решили съездить посмотреть на место крупнейшей на то время авиакатастрофы. Одним из побудительных мотивов было и моё тёплое воспоминание о недавнем полёте с экипажем Аэрофлота. В ноябре 1967 года под Свердловском потерпел катастрофу Ил-18 рейса Свердловск-Ташкент. Все 107 человек, включая 12 детей и экипаж погибли. С ребятами  мы приехали на место падения самолёта, где даже через три месяца и зимой оставались заметными следы трагедии: подрубленные вершины у сосен, длинный более чем 300 метровый тёмный след на снегу и по льду какого-то болотца или озера, мелкие осколки частей самолёта в закопчённых кусках льда. Казалось мне или на самом деле так, но здесь ещё пахло керосином, хотя, разогнавшийся на взлёте и набиравший высоту Ил-18 с полными баками горючего полностью разрушился и сгорел, ударившись о землю с большой скоростью. Невольно притихнув, смотрели и раздумывали, пытаясь представить: « А как там было у них, в том самолёте во время трагического падения? Что чувствовали эти люди, как они себя вели в минуты роковые? В период своей длинной подводной службы мне ещё не раз приходилось узнавать подробности аварий на АПЛ, в том числе и на тех, где раньше сам служил и даже лично знал погибших товарищей. Пока однажды меня самого жизнь привела на эту грань и, продержав на ней сутки, чудом отпустила, подарив счастье жить…

 

    Обратный путь я проложил через Москву, хотелось увидеть этот город, в котором ещё не бывалJ. Родители купили мне в дорогу утеплённую куртку и пока на улице было прохладно, мне было комфортно, гулять по Красной площади, Арбату и улице Горького. Но к обеду вышло зимнее солнышко и, не напрягаясь, подогрело воздух. Хоть и небольшой вес у моей спортивной сумки, но таскать её несколько часов подряд разогревает тело. К 21-му часу я сел в самолёт уже с мокрой спиной у рубашки, снял куртку в салоне, перекусил и уснул до Пулково, не заметив включённый обдув вентилятора. Даже как будто и подзамёрз во сне. Потом началась учёба, закрутился, но стал чувствовать нарастающую вялость и слабость, чуть нагрузка-испарина на лбу. Пришёл в поликлинику ВМА. Кончилось всё тем, что меня уложили в Клинику инфекционных болезней. Поставив при поступлении диагноз пневмония под «?»-вопросом. Хотя ничего и не нашли, только остаточные явления, но стало понятно, я с воспалением лёгких проходил на ногах дней 10 уже. Посмотрел изнутри, уже как больной, на «приют инфекций», на боксы, на разделение потоков, тоже пригодилось. Лечили восстановлением общего тонуса и иммунитета. Типа таблеток «Апилак» с маточным молочком пчёл. Вскоре я зажужжал уверенно и меня выпустили на волю, как раз всё распускалосьJ.

 

     Среди ярких воспоминаний того года осталось участие нашего курса в учении «ОЧАГ». Вот как это вспоминают мои товарищи. Пётр Сапроненков: «24 мая 1968 г. Красное Село, ежегодное учение "Очаг", проводимое в масштабе Академии. 8-й взвод «играет» в раненых и поражённых. Нас носят на носилках, роняют, грузят в санитарные машины, куда- то увозят, потом привозят, накладывают шины, бинтуют и лечат...добрым словом: «потерпите, родимые»J. Повязку на грудную клетку - Марату Погосову, шапочку Гиппократа - Юре Станчицу.  Леше Дербеневу и Вите Бородавко придется поскучать, легкораненые- во вторую очередь».

 

     Ефим Парипский: «Очаг», это ежегодные учения ВМА. Просто в зависимости от курса обучения мы участвовали в них в разных ипостасях. На первом носили раненых как санитары, а также раненых изображали. Потом изучали этапы эвакуации и технические средства от низкобортных ЛуАЗиков, БТРов, санитарных машин, до танков и вертолётов. Для этих учений на Кафедре Организации и Тактики Медицинской Службы изучали и отрабатывали работу медицинских учреждений. Это была хорошо организованная платформа полевого обучения военных врачей. Масштабная и с привлечением разнородных средств. И вообще, умели кадры готовить. Уровень и глубина обучения не чета нынешним. А учителя какие! Это же личности, научные школы… Может когда-нибудь это вернётся?»

 

     Анатолий Габидулин: «Воспоминания об «ОЧАГЕ»… Точно, тогда было прохладно, даже холодно, ветер. Мы наступали, кричим «Ура!» и вдруг бомбёжка…Появились первые раненые и убитые. Веня Лоханин видит раненых: кого в руку, кого в ногу, кого в грудь… Фаюткина ранило в голову. Мы его несли в ПМП на носилках, а он кричал: «За Родину! За Сталина!» Чуть не уронили в лужу с весенней водой;-)) от восторга. Потом ранило меня и больше я ничего не помню… Очнулся уже в госпитале. Меня тогда в голову ранило. Последствия пришли через много лет…» (Ветеран так шутитJ  В то время участие в учении младшекурсников больше походило на театрализованную постановку или массовые съёмки в кино. А.К.)    В архивах есть много фотографий по учению «Очаг», частично вошедших в слайд-видео фильм одноимённой главой. Ранней весной жить в палатках было действительно холодно, особенно спать ночью. Мы с Шурой Богдановым на тех учениях держались всё время вместе, даже ели из одного котелка. Придумали спать вдвоём на одной кровати, укрываясь сверху вторым матрасом, обеспечив себе и тепло, и крепкий сон. Местами в низинках между кочками ещё стояла талая вода, падать при «ранениях» надо было осмотрительно. На учениях мне и Шуре достались по паре высоких до пояса прорезиненных сапог от защитного химического комплекта ОВ, прочных, несмотря на коряги и сучья. Просто спасли они нас тогда. В живую реально бегали в атаку рядом с грохочущими танками, в дыму от шашек и выхлопа, «эвакуировались» и на БТР, и на танках, и на ЛуАЗе-амфибии, и даже на вертолёте.  На нём вообще тогда я летал впервые в жизни.  После обеда играли в «слоников», тут самые азартные были Миша Дронов, Серёга Куценко, Юра Макаров, Игорь Алекперов и я.  Шум и хохот привлекал много зрителей, но конкурентов у нас в азарте и мастерстве не было. До 15 человек иногда успевали запрыгивать и удержаться на «слоне», пока у кого-то не подгибались ноги и все заваливались под общий хохот.

 

    Среди общественно-полезных работ и субботников, проведённых вместе с моими товарищами, запомнил один особенно. Нас, человек 5-7  привлекли к утилизации «единиц хранения» - избыточных и ветхих фондов Фундаментальной библиотеки. В половину человеческого роста высотой в комнате лежат кучи разно-форматных книг, которые требуется вынести в подвал и сложить в ящики. Работа шла медленно, мы постоянно отвлекались и рассматривали разные книги и не могли быстро работать, зависая в дороге на чтение. В конце концов нас стимулировали: «Если всё сегодня загрузите, любые книги сможете забрать с собой, но только чтобы не разбрасывать по дороге литературу со штампами библиотеки, взяли - несите к себе!» Из той тяжеленной халявной ноши до наших дней дожили «Пропедевтика внутренних болезней» Черноруцкого  довоенного издания; «Анатомия человека» учебник для спортивных ВУЗов Иваницкого с описанием мышц участвующих в том или ином движении и рекомендуемых упражнений для их целевого развития; двухтомник «Паразитология» Павловского; и что-то там  про любовь…по-моему, «Наставление по лечению кожно-венерических болезней в полевых условиях в РККА»… (шутка;-)). Много было изданий и самой Академии. С той поры я стал наведываться и приобретать в киоске Редакционно-Издательского отдела Академии учебники и пособия, выпускавшиеся за 6 лет нашей учёбы.

 

      В ту летнюю сессию довелось мне сдавать экзамен за полный курс медицинской физики и снова своему педагогу и первому моему экзаменатору в Красном Селе подполковнику Хитун Всеволоду Андреевичу. И он меня, и я его уже узнали, он вёл у нас занятия. «Душил» задолжников, да так, что тем приходилось даже в предновогодний вечер что-то там отрабатывать.  Досталось однажды и нашему Петру Сапроненкову, пропускавшему, из-за баскетбольных соревнований на выезде, кучу учебных занятий по разным предметам. Взяв билет, я исписал аж 4 листа. Подхожу к столу и представляюсь будучи совсем «безголосым». Голос потерял накануне, по причине неуёмной тяги к мороженому. У стола сидит Сергей Фёдорович, Хитун  меня спрашивает:«Что с голосом?»   «Да ерунда, как нибудь отвечу, пропал вчера, но уже лучше…»,-просипел едва слышно я.   « Давай листы, посмотрю». Взял, почитал, повернулся к Мореву и спросил: « Ну, сразу пятёрку ставить или спрашивать будем, как Сергей Фёдорович?        «Конечно, сразу пятёрку, он отличник!»,-закивал Морев.   «Да я знаю, просто хотел его по токам погонять;-) из школьной программы».   Да, с хорошей памятью и юмором были подчас наши преподаватели. Спасибо им всем!

 

     Ещё одной историей, связанной с преподавателем физики Хитун В.А. и с этим экзаменом, поделился Юра Хорошилов: « А теперь, я Вам всем объясню почему старался всегда идти первым на экзаменах.  В ту сессию на  курсе сдавали физику. Я, почему-то оказался в списке почти последним?!  Целый день маялся, слонялся без дела. В голову ничего не лезло. Устал от безделья как собака. Только около 18 часов (!) попал наконец в кабинет к Хитуну. Написать ничего не могу, мыслей абсолютно никаких. Начал отвечать про элементарные частицы. И тут начался скандал. Спрашивает меня о заряде электрона, отвечаю - отрицательный, а у протона - положительный, а у нейтрона - положительный. Говорит, что неправильно. Ну, …тогда отрицательный. Опять неправильно. И меня понесло. Издеваетесь, говорю, надо мной. И это вам не так и то не эдак. Подошел доцент Вайль Ю.С. и молча слушает мои обвинения. Короче, я весь в обиде на них, ушёл. Дело кончилось тем, что я вернулся на кафедру только через несколько дней!  С тех пор всегда рвался сдавать первым. Не повезло ещё только один раз, когда сдавали нормальную физиологию, опять попал почти последним. Но «сдался» уже без скандала, соглашаясь с экзаменаторами.»    

 

    За шесть лет академического обучения каждый из нас становился ассом в искусстве сдачи экзаменов. Учитывалось при этом всё: для одних, определяющими были личностные особенности экзаменатора, для других, главным была собственная реакция нервной системы на растянутый стресс- ожидания, одному, легче сразу «как в прорубь с головой», а другому, «взять преподавателя на измор;-)». Все мы разные…

 

       После сессии, засобирались мы «оморячиваться» в свою первую практику на подводных лодках. Маршруты наши пролегли по всему СССР. Например, ребят из 8-го взвода отправили тогда на Север в Видяево.

 

     А нас из 10-го, «рука судьбы» в лице командования привела сначала в Таллинн (,тогда ещё он был  «оккупированный» только с одним «Н» на конце;-)) разрешали писать), затем в маленький не то городок, не то большой хуторок Палдиски, в бригаду Охраны Водного Района. Таллинн не может не очаровать, старинными узкими улочками, крепостью у старого Томаса, немноголюдными  кафешками, где утром можно поесть горячую овсяную кашу с молоком или сосиски с зелёным горошком, и выпить кофе с отдельно поданными к нему сливками, и с ароматной ванильной булочкой, ещё горячей и мягкой… Ощущение заграницы, мы там за бугром ещё не были, но ощущение такое у нас уже было. В обед на электричке уехали мы в Палдиски. Как на границе серьёзные погранцы у всех проверили документы на право въезда в городок. Ничего примечательного там для нас не было, про существование учебного центра не знали. Наша бригада ОВР имела в своём составе несколько небольших дизельных подводных лодок проекта А-615 для береговой охраны. Внешне ничего особенного, ну маленькие и всё, но была у них загадочная кличка «Зажигалки»? Как оказалось  совсем неспроста. Этот проект был революционным прорывом в технологии подводного кораблестроения. Немцы к 1945 году успели смонтировать на подводной лодке опытные образцы установки для Работы Дизеля Под Водой по замкнутому циклу. Стремительное наступление советских войск и победная битва за Берлин завершили войну. Встретились на Эльбе с американцами,  подошедшими с союзниками с Запада Германии. Окончание войны  сопровождалось отловом учёных и спецов по атомным, ракетным, металлургическим, химическим, авиационным и морским военно-научным проектам и объектам, начался «чёс военных технологий». Проект этих ДПЛ первыми захватили британцы, но достался он и нам. Хотя таким проектом в СССР тоже занимались, в 1938 году в "шарашке" ОКБ-196 шли работы по созданию лодки с единым замкнутым циклом работы дизеля, где для горения топлива использовался бы кислород, а отработанные газы проходили через химический поглотитель и вновь возвращались в камеру сгорания, обогатившись до этого кислородом. По крайней мере, проект А 615 –это наша ДПЛ с доработанной и реализованной возможностью подводного плавания при работе дизеля под водой. Плавания без всплытия с минимум втрое превышающей достигнутую подводную автономность у других проектов.                               (Не говоря уже о том, что подводная работа дизеля без подвсплытия  и обеспечения притока воздуха к дизелю, кроме режима РДП, у обычных ДПЛ полностью исключена. А режим РДП - это всегда демаскировка лодки и её смертельная уязвимость.)    Вам понятно? Vous comprenez? Ву компренэ? Поехали тогда дальшеJ. Решение этой задачи осуществляется очисткой выхлопных газов дизеля, пропускаемых через химические абсорбенты шихты с марганцем и другими компонентами. Выходящий из шихты очищенный выхлопной газ обеднён кислородом, поэтому он обогащается чистым кислородом из цистерны с сжиженным газом. Так под водой поддерживается горение дизельного топлива, заряд аккумуляторов и ход лодки. Внутри лодка сильно стеснена и крайне контрастна по обитаемости. Можно сказать, что понятие «обитаемость» на ней весьма условно. Торпедный, жилой, центральный отсеки просто тесные. В четвёртом, в зоне трюма расположена цистерна с жидким кислородом, покрытая слоем наледи толщиной 10 см и установкой кислородного обогащения очищенных выхлопных газов. В отсеке холодно, сидим в шапках, телогрейках и тёплых штанах с сапогами. Далее проползаем в дизельный, даже на четвереньках проползать тесно, туда ещё деревянный аварийный брус засунули;-), дальше  грохот разогретого дизеля, пары дизтоплива и масел, запахи выхлопных газов и жара, впору сидеть в разухе и трусах, далее расположена установка очистки выхлопных газов шихтой. Ну прямо ад, рай и чистилище в одном стакане, в смысле корпусе... Дальше ещё больше, чем погрузка угля на крейсер, нас впечатлила опасная работа по перегрузке шихты на «Зажигалке». Одели нас в костюмы противохимической защиты и дыхательный аппарат, тщательно проверили на отсутствие любых щелей между кожей и костюмом, маской и шеей. Очки запотевают, в костюме жарко и потно. Держимся, часа за три закончили. Обмылись шлангом и наконец всё сняли. Загрузят теперь свежую шихту уже сами моряки. Нам потом сказали, что попадая на кожу, эта гадость, марганцевая пыль, с потом разъедает кожу «до мяса». За время стажировки был у меня всего один трёх или пяти суточный выход в море, запомнилось на всю жизнь.  Если бы ядерные технологии не стали приемлемо экономичными, то будущее подводного флота было бы примерно таким, каким я его увидел «своими руками» летом 1968 года.

 

      Но были и другие впечатления, например - завтрак. Утренняя подводницкая «птюха» на завтрак: это дюймовой толщины кусок мягкого свежеиспечённого белого хлеба, отрезанного от целого хлебного кирпичика, с намазанным по всей поверхности нормативным 10-ти граммовым куском масла и политый слоем густой сгущёнки, а сверху с притопленными  в этой сгущёнке четырьмя печенинками типа «Юбилейное». Запивалось всё из эмалированной поллитровой кружки чаем с вареньем или какао-кофе с молоком J.  Пристрастились мы с ребятами ходить к хозяйке-молочнице с ближайшего хутора во время дойки её коровы. Нас трое: я и ещё двое ребят – молочных братьев из нашего взвода. Придём, сядем в сторонке и ждём, когда дойка закончится. Потом пожилая хозяйка посмеиваясь выносит трём бычкам по литру или сразу в 3-х литровой банке парного молока. Не даром конечно, мы платили рубль за литр, по-моему, не дорого. И все довольны, по дороге на хутор и обратно собираем в рот полевую клубнику. Красота…   Возвращались в Ленинград из Таллинна с парой пирожков в животе и пачкой сигарет в кармане на всю дорогу, денег не было совсем…

 

      Снова наступило время каникул, вернувшись домой в Свердловск, закрутился в приключениях с друзьями по школе и детству дворовому. Мальчик стал юношей и «игры» повзрослели вместе с ним. Походы по замечательным местам природы Урала, костры с  танцами языков пламени в сумраке обступившего нас леса, когда только лунная дорожка, видимая нам с берега подсвечивает озерную воду. Хорошо  посидеть в мягком тепле догорающего костра и помолчать. А потом, всем перед сном кинуться купаться голышом в тёплую тёмную воду, подкрасться в воде и вспугнуть со смехом подружку. Снова посидеть у догорающих угольков, с разговорами, шутками, анекдотами, песнями под гитару пока не сморит нас желание спать. Ночёвки в палатке, вот он загадочный магнитик такого  отдыха;-), когда осторожно изучаются границы дозволенного и постепенно завоёвываются новые «территории». Время кристаллизации чистой юношеской влюблённости и эротизма...

 

Прочитано 195 раз
Авторизуйтесь, чтобы получить возможность оставлять комментарии

Пользователь