Глава 2. Старые стены

Опубликовано в Полковник м/с Киселев Алексей Федорович "Путь в Alma Mater" Понедельник, 20 июля 2020 15:44
Оцените материал
(2 голосов)

   Автобусы Академии вывезли нас из леса и покатили в Ленинград, на Выборгскую сторону. Солнышко последних дней августа пригревает через стёкла лица уже не абитуриентов, но ещё и не слушателей. Мелькают за окнами девушки, люди, дома, складывая мозаику прекрасного Города! Оказывается мы чуть-чуть  одичали «в плену берёз» в своём лагере, теперь это возвращение радостным предчувствием отзывается в душе. Выруливаем на Литейный мост, слева на  набережной Невы по-военному лаконичный и строгий  ансамбль зданий двух госпиталей Военно-медицинской Академии, где размещены кафедры и наша гордость - Фундаментальная Библиотека Академии ещё с её Императорских времён. Заложенный ещё при Петре I в 1715 г.  Адмиралтейский  госпиталь и, позже, в 1717 г. рядом с ним пристроенный Сухопутный госпиталь, продолжают классическую архитектурную линию.

 

     Свернули налево и по Пироговской набережной подъехали к симпатичному 2-х этажному старинному дому со стеклянным куполом и полукружными окнами на втором этаже. Это  было наше первое общежитие в Академии на проспекте Карла Маркса ( или Большом Сампсониевском проспекте до 1918г. и после 1991г.)

 

     Раньше в этом здании Дома Пирогова ( или Музея Пирогова) заседало Русское хирургическое общество и находился Хирургический музей. Само здание было построено на средства военных, медиков, меценатов по подписному сбору средств.  В 1930 году дом был передан в ведение ВМА и в нём разместили общежитие для слушателей. Здание было снесено в 1968 году для строительства гостиницы "Ленинград", слишком лакомое место у Вас занято, господин Пирогов, брысь, валюта нужна.  https://retro-piter.livejournal.com/584358.html Это был маленький  шедевр, утерянный образец  петровского стиля, сама архитектура которого поражала. Извитые лестницы, низкие сводчатые потолки 2 этажа, венецианское зеркало при входе и наборный мозаичный пол. Говорили, будто группа профессоров Академии и видных интеллигентов города обращались в Обком партии в защиту Пироговского домика, но тщетно. Пустили слух, будто гостиница , в случае войны станет госпиталем при нашей Академии, а такой обух плетью не перешибешь…

 

    Стоя на противоположном берегу набережной , у стен бело-голубого здания Нахимовского училища, Вы увидите скромную вывеску невыразительной гостиницы «Ленинград» со стеклянной шайбой ресторана сбоку и перед ней. Сверху «гордую» надпись  метровыми буквами  «Здесь был» САМСУНГ, если посмотрите вдаль: над вторым якорем крейсера «Аврора». На моей памяти, но уже в новой России подобным образом тоже громили старую Россию. Поступив по-варварски, в 90-е годы в Москве Лужкова Ю.М. снесли старинный Торговый Дом Военторга, тоже построенный на сборы средств у военных. Дом, отделанный внутри камнем, с красивыми  развёрнутыми широкими лестницами, с бронзовыми светильниками и украшениями, был полностью разрушен. Неудивительно, что современные военные и их потомки «на палатку с квасом» не скинутся, исторические ампутации оставили фантомные боли в теле Страны.

 

 *Ну и одно принципиальное пояснение, в нашем мысленном путешествии во времени из Императорского Санкт-Петербурга - в пред и после революционный Петроград, далее- в Советский до военный, военный блокадный и после военный Ленинград, попадём снова – уже в капиталистический  Российский Санкт-Петербург. Такое длинное путешествие по Чудо-городу невозможно без исторических ссылок (, иначе некоторые места мы не просто не узнаем, боюсь сказать, и не найдём их вообще!). Ссылки заимствованы исключительно из открытых источников Интернета, вероятно имеют и Авторство. Постараюсь оставлять на них ссылки, если таковые найду, не ущемляя злонамеренно чьи-либо Права. А теперь благодарю ВСЕХ, прежде всего своих однокурсников, чьи усилия помогли написать эти некоммерческие заметки.    Особая благодарность Петру Сапроненкову, чьё активное соавторское участие заметно дополнило наши воспоминания.                                                                                          Спасибо Всем, Алексей Киселев

 

 

     На углу набережной и улицы Лебедева стояли здания кафедры Биологии ВМА в эпоху дикого капитализма их снесли. В 1940 году отряд паразитологов  под руководством Начальника кафедры академика АН СССР Павловского Евгения Никаноровича  на Дальнем Востоке отловили  клещей, выделили возбудителя клещевого энцефалита, а позднее разработали вакцину. Тем самым они совершили мировое научное открытие о природных очагах опасных заболеваний. Заражённые клещи перенесли в голоде и холоде 900 дней блокады и остались живы! На кафедре, как в прочем и на большинстве кафедр, был уникальный более чем двухсотлетний музей, как, впрочем, и на многих других кафедрах ВМА.  Да что говорить, ВСЮ Академию едва спасли от разгрома и распродажи в эпоху сердюковщины…  «А чё..., и правда, гляньте-ка на фото, видите какой ЭЛИТНЫЙ жилой микрорайон можно забабахать, со стоянками, даже для яхт у набережной Невы и со своим  старым Парком внутри, вместо каких-то унылых всего то 2-х или 4-х  этажных строений. И куда только газовики смотрят…»

 

    Продолжим. Мы прибыли в общежитие, поднялись на второй этаж, разыграли койки в своих помещениях. А из панорамных больших и полукруглых окон второго этажа открывался просто открыточный вид на Ленинград. Садись и смотри вместо телевизора. https://megapolisonline.ru/content/uploads/2019/10/75285d4769e9bbff5cae97df5332c2d2.jpg

 

Отвели строем обедать в столовую, столы на четверых, обслуживают официантки, отдельный зал для профессорско-преподавательского состава. Там есть буфет и касса, покупай на свои, что захочешь, солянку, бифштекс с жареной картошкой и соком томатным, да хоть пиво если продадут ;-) Немыслимо вкусно после лагеря! Впрочем кормили нас хорошо, но кушать в смысле пожрать хотелось больше, чем размер порций, с лёгкостью мы разыгрывали на троих порцию отсутствующего в наряде товарища.

 

    Получили форму по ростовке на стандартную фигуру манекена не нашего возраста. Подгонять ещё не умеем, но уже видим какие смешные и одинаково мешковатые стали. С горем пополам раскрепляем хромированные якоря, пришиваем погоны с малиновым кантом и пришиваем одиночную «птичку» 1-го курса со звездой над ней. Искололи все пальцы, особенно те, кто в размер не попал, проверяемый линейкой, лично нашим помощником командира взвода Сацуком. Чуть не так, отпарывай и снова пришивай. Тут уместны  пословицы: Тяжело в ученье… Семь раз отмерь… Не в бровь, а … стоп-стоп  она не про это. Да Вы сами плавали, знаетеJ.

 

    «Швейный цех» закрылся к одиннадцати, отбой. Тихо спят утомлённые швецы, на новом месте невесты снятсяJ. Утром, сразу  после завтрака повели в парк на торжественное построение с раздачей оружия для полноты ощущений   и торжественности момента. Вышел из строя, доложился, развернулся лицом к товарищам, зачитал текст Присяги, повернулся, подписал и… ты, с этой минуты ВОЕННОСЛУЖАЩИЙ Вооруженных Сил Советского Союза, а не какой-то пацан восемнадцатилетний... А то что ты уже и Слушатель 1 курса IV факультета Военно-медицинской ордена Ленина Краснознамённой академии имени Сергея Мироновича Кирова, так это просто этап прохождения твоей 25-ти летней службы. Но тогда осознаёшь это не совсем, так скажем, отчётливо. Потом начались первые занятия по учебным планам кафедр, а также наряды, заступления в Караул, с построением и осмотром Дежурным по Академии перед  штабом, с назначением пароля и отзыва. Не зря мы учили и сдавали уставы оказывается, пригодились знания. Помню первое своё дежурство у знамени Академии глубокой ночью. Тишина, стоять совсем оказывается не легко, если на одном месте и долго. В сутках спишь по уставу 4 часа, благо в том, что как только ухо касается подушки «выключатель» выключает бодрствователь, а «засыпатель» включает сон… Но только в молодости так щёлк-щёлк, потом, наверное, контакты залипают L. И, конечно, за  все пропуски занятий из-за неважно чего, болезни, наряда, разгильдяйства или неуспеваемости получаешь гарантированный Бонус: отработку пропущенных занятий в вечернее время. Протабанишь или схлопочешь внеочередной наряд вне очереди, отработочек ещё прибавилось… Кроме того лекции или лабораторные надо ещё самостоятельно подготовить перед каждой отработкой, а если к этому добавить отработки по причине неудовлетворительной оценки, вот тебе и полный набор «разноцветных камушков за пазуху» для удачного заплыва перед сессией. Учёба, а это главное, была интересной. Как прочитаешь на стенах кто из Великих тут преподавал, как посмотришь на музейные стенды с экспонатами вокруг, да как послушаешь лекции профессоров «живьём» : Вайля, Иоффе, Льва, Хилова, Подоляна, да и всех остальных без исключения – Жить Хочется, а для начала быстро бежать «хвосты» отрубать, или хотя бы  сделать их покороче... А купированный пёсик, он самое то J. Академия, это место, где дают и получают лучшее в стране медицинское образование. Академия, это место, где пишут учебники для медвузов страны. Академия, это передовая Науки, прежде всего Военно-медицинской науки с её специальными задачами «Помни Войну!» Академия, это уверенность в повседневных и боевых успехах нашей Армии и Флота, в деле сбережения жизни и  здоровья её защитников. 

 

      Наконец, мы созрели к увольнениям в город. Для начала нас покатали на экскурсиях, показали узнаваемые места города и его открыточные виды. Чудом сохранилась цветная групповая фотография моих однокашников из разных взводов на стрелке Васильевского   Острова, через 50 лет  она стала заглавной в видеофильме «50 –лет присяги 1 курса IV факультета» о нашем Курсе и о Каждом моём товарище!

 

    С «мобильными» тогда была напряжёнка, по-моему только в машине дорохого Леонида Ильича он уже был, причём Первый в мире! С фотоаппаратами тоже не густо, хорошо помню Пашу Глазкова и Валеру Чёрного, которые  снимали и себя, и нас понемногу, делая, как оказалось, исторические кадры. Их фотоархив позволил мне создать видеофильм к Юбилею курса. Возились эти фотолюбители с химическими реактивами, с бачками с плёнкой, с фотоувеличителями, с красными фонарями и фото-бумагой, они просто герои. «Ленинградцы» увольнялись на сутки, им есть где спать, и есть где отдохнуть от нас всех: либо у себя дома, либо в пивном баре.  «Не ленинградцы», спать ночью где-либо и с кем-либо не имели права. Но гормоны не спят;-))

 

    Перескажу «преданье старины глубокой» рассказанное Серёжей Самодумским как- то на встрече без галстуков, ой нет, без трусов;-)) в бане у верного друга Магомета Елоева  много-много лет спустя… Меня тогда в Доме Пирогова не было, наверное в наряде был? Итак, тиха белая ночь, только пьяные финские туристы группами и поодиночке, держась друг за друга шастают мимо объекта Министерства Обороны без разрешения. Хотя, когда въезжали к нам в СССР, видели, шельмецы, на домике пограничного пункта пропуска Красный Флаг, да не один, а наверняка несколько висевших в разных местах на полустанках. А что такое красный флажок, он хоть на железной дороге, хоть в поле, хоть в лесу – знак «Опасная Зона», однозначно… Ну что с них взять-пьяные от встречи с русской водкой и счастливые от того , как всё у нас дёшево, забыли обо всём… Как-то раз по натоптанной дорожке тротуара идёт, поздненько так, одинокая пьяная финская фройлен, по виду не очень счастливая. Не спящие мальцы-прикольцы, (недоброжелатели утверждают, что это с Нашего курса, но я не верю, мы ещё слишком были молоды, робки, стеснительны в чувствах...) Открыв окно, мальцы-гусары быстро установили вполне дружеский контакт с помощью эсперанто, простите, жестикуляции, обаятельных улыбок и загадочных подмигиваний. От предложения продолжить знакомство, дама не отказалась и, подхваченная крепкими руками дОбыча, как говаривал Горбатый, исчезла в проёме окна. Жаркие подробности опускаем, спустя время, осчастливленную даму плавно и бережно опускают за окно не менее счастливые мальцы-гусары-хлопцы-кони... Всё бы хорошо, да только догнала и воссоединилась со своей группой Интуристов-соотечественников счастливая дама. Не стала скрывать и поделилась своим счастьем. Видимо желающих взглянуть на ночных героев и чудное место оказалось несколько, начали они вначале тревожить караульного у забора нашего штаба на Лебедева расспросами на разговорном финском. Затем требовать продолжения банкета или сатисфакции на худые концы хулиганов, от Дежурного по Академии вышедшего к ним разобраться с происшествием. Белая ночь подходила к своей середине, одновременно переставая быть томной из-за пробивающихся сполохов международного скандала. А Вы как думали, не больше и не меньше! Зная врождённую «любовь» советского человека к контактам с иностранцами, а главное к их последствиям, умный Дежурный хладнокровно и психологически правильно решил проводить даму с лицами заинтересованных сопровождающих к нашему «логову» и, если дама опознает «обидчиков», то и наказать «противных», для всеобщего примирения и дружбы между народами. Дошли до казармы, сыграли курсу нежданный подъём с построением на ночной осмотр. Картина маслом, стоит сотня молодых парней, большинство в одних трусах с явными признаками симпатии к даме. Это и сыграло роковую роль «в экспресс опознании», так как рассматривая исключительно цветовые оттенки синих, серых и чёрных сатиновых трусов самых ходовых брутальных расцветок, она никак не могла сосредоточиться и вспомнить ускользнувшие черты лиц ночных знакомых героев. Все были такие симпатяги. С сожалением, но без претензий улыбающиеся туристы и Дежурный покинули нас. Снаряды пролетели мимо, а шпингалеты на окнах 1-го этажа позакрывали наглухо, причём гвоздями. Как говорится, тиха украинская ночь, но сало лучше перепрятать;-))

 

      Поскольку причина не отпускать нас в увольнение «по-взрослому» на сутки была только в точно зафиксированном адресе пребывания, это не стенка, мы её преодолели, нашли и «родственников»  со знакомыми» ;-). А пока гуляли в городе, ходили в кино… Самое главное, на курсе мы постепенно становились настоящими друзьями, вне зависимости от прописки, национальности или взвода, просто по жизни и общей судьбе. Упали оковы и короткие поводки времени законного увольнения стали заметно длиннее. Нас тоже начали отпускать на сутки в семьи наших друзей и «родственников». Володя Тер-Карапетян и Магомет Елоев ходили в семьи к своим землякам, кого-то разбирали ленинградские друзья родителей и знакомых, а часто и новые друзья из своего взвода. Для меня такими Родными Семьями стали две: Сени Кичемасова и Валеры Васильева.  Их родители и близкие тётя Зина и дядя Коля, сёстры Роза и Рая Кичемасовы , тётя Валя и дядя Коля, старший брат Толя Васильевы, его невеста Света, нас принимали, угощали, кормили, поили, разрешали одевать гражданку своих сыновей, просто для того чтобы хоть немножко отдохнуть от формы и «ослабить ремень», снять сторожевой рефлекс по высматриванию комендантских патрулей и разных незнакомых «товарищей офицеров» для немедленной отдачи им воинской чести. Кстати, почему говорят «отдавать честь?», что-то печальное ассоциируется:-)), по-моему должно быть правильным только выражение - Воинское Приветствие, типа: «Я свой, Брат;  рад тебя видеть, Воин;  бегу по делу;  не зачем меня проверять;  иди мимо на…в… определённое место…»

 

      В первые месяцы, когда постепенно входили во вкус занятий, было не до чего, но в жизни всегда и ты нужен кому-то. Кафедра физической подготовки и спорта, отловила меня и ввела в сборную Академии. Началась подготовка к первенству по лёгкой атлетике Ленинградского Военного Округа, чья территория на Северо-Западе простирается от Заполярья до Прибалтики. Возвращаясь после занятий и с обеда, строй проходил мимо спорт кафедры, тренеры выдёргивали меня и других сборников  из строя, направляя нас в автобус. Затем решали куда сегодня поедем и везли нас в красивейшие осенние Дворцовые парки пригородов Ленинграда: Павловск, Гатчину, Ораниенбаум, Пушкин, Петродворец. Там бегали кроссы, глазея с умилением по сторонам, впитывая Красоту и чистый воздух, духовно восстанавливаясь после занятий. Затем разминались и отрабатывали технические элементы. Как я до сих пор благодарен своим умным спортивным тренерам.  Закончив тренировку, привозили нас в общежитие или сразу на ужин. Быстро заметил, если я внимательно прослушал лекцию или практическое занятие, мне было достаточно просто пролистать материал, а иногда и без этого мог спокойно ответить по теме на занятиях. Это резко облегчило моё обучение.

 

     А вот ещё один взгляд на физподготовку от Пети Сапроненкова.

 

 

     «Не знаю, можно ли считать спортом калечащие «забавы» кафедры Медицинского Контроля за физической подготовкой, которые назывались летние и зимние кроссы. В Сосновском Лесопарке я оставил на дорожках один межпозвонковый диск. Бежать заставили по жесткой кирпичной дорожке, непременно в военной форме. На мне оказались кирзачи с металлическими подковами да ещё на нарощенном каблуке. Вам не ведомо ощущение гвоздя в позвоночнике? По счастью межпозвоночная пульпа выскочила вперед, поэтому хожу и езжу пока без костыля. Лыжи я лично любил, даже бегал за курс. Не так быстро, как Витя Бородавко, но бегал с удовольствием. Вдруг где- то в марте «папа Морев» зачитывает мою фамилию в списках должников по кроссу. Кто- то с кафедры, видать, не записал номер на развороте протокола финиша. Бежать, так бежать. Вывозят по весне на озеро с проступившей кое-где талой водой, дают коротыши лыжи с креплениями времен советско-финской кампании, на ногах неубиваемые  кирзачи с подковами...вперед! Представьте себе, когда нога вылетает из псевдо крепления и ты с высоты 2-х метров роста обрушиваешься в холодную грязную снежную жижу… бррр… И так все 10 км. Как знать, может всё это на кафедре «подстраивали» для формирования бойцовского характера. Таки они добились своего, как говорят в Одессе.»

                                                                                                                                      

     По-моему есть резон в словах Петра. Помню, что тяжелей всего на лыжных кроссах было нашим южным братьям Володе Тер-Карапетяну, Магомету Елоеву, Толе Берусу и другим, чей детско-юношеский лыжный опыт заключался в просмотре кинохроники о зимнем спорте в киножурнале «Новости Дня» перед любым показом кино в Клубе, на малой родине. Зато на заснеженных по полгода просторах большой Родины, в Армии и на Флоте всегда был, есть и будет популярен лыжный спорт, прошу Вас на экстремальные гонки. Правда даже в спорте, будь то плавание или лыжи, мы помаленьку осваивались и даже находили  способы  «обойти» препятствия;-), или поменявшись номерами, или заменив на длинной части дистанции своих друзей, тут главное соблюдать меру и «привезти» к финишу  не феноменальный, а «зачётный» результат! Взаимовыручка, братаны!

 

     К этому времени достроили новое детище генерала Семёнова В.В., сдали слушательское общежитие «казарменного типа» на проспекте Карла Маркса. Первый и второй курсы трёх Факультетов теперь комфортно разместились в отдельных комнатах на четверых человек. Правда ходить строем на завтрак, обед и ужин стало чуть дольше, но это прогулка для «нагуливания» аппетита, а не беда, да ещё когда строй ведёт и командует им такой красавец как наш старшина роты Гена Клочков с почётной кличкой «Альбатрос». 

 

       Он учился ровно, без сбоев,  не исключаю, что отдельные экзаменаторы нашего «альбатроса» уважительно поощряли. Был он моряк, что надо, называется "картина маслом", хоть сейчас снимай в кино без грима в сериалах о первой обороне Севастополя или о второй. Высокий, красивый, статный, с атлетической фигурой гимнаста, обладавший зычным командным голосом и умевший подчинять, лишь слегка нахмурив брови. Как говаривал один наш преподаватель из моряков: «Девки грудями стекла в окнах общежития выдавливали, когда такой мореман, как наш старшина Геннадий вёл на первом и втором курсах строй безусых молодцов в черных бушлатах с якорями или в тельниках в разрезе рубах на груди и с ленточками на ветру». Хорош Гена был и как капитан сборной курса по гимнастике, в своём белом трико гимнаста на брусьях, на коне и на турнике.  

 

        Уссурийская суворовская военная школа, а точнее не только она одна, допускала традицию, когда младший и слабый маленько «помогает» старшему и сильному. Слаб человек, да и сила привычки существует. Вот и наш старшина решил завести в своем кубрике постоянного «уборщика» из числа слушателей 8-го взвода. Выбор пал на застенчивого, весьма исполнительного и мало протестного Лешу Дербенёва. Леша наш был сыном полковника медицинской  службы, начальника поликлиники Академии, статусность сына и его характер опять же обязывали помочь ему. Все мы дружно заявили, что «казачков и вестовых» на курсе не будет и что каждый слушатель имеет равные права на отдых в свободное от учёбы и нарядов время. Умный Геннадий с нашими доводами неожиданно быстро согласился». 

 

         Много лет спустя наш однокашник, товарищ и брат Магомет Елоев разыскал на Дальнем Востоке давно уволившегося Геннадия, больного, с утерянными пенсионными документами и другими проблемами. Вмешался, помог всё восстановить, привёз в Москву, пролечил и вернул к жизни! 

 

     Наши взводные младшие командиры тоже по притихли, как и мы с головой погружённые в учёбу. Большинство из них, достойно окончив Академию, стали отличными военно-морскими врачами-специалистами: Олег Дубин, Олег Наконечный, Валера Хелемендик… Из офицеров более успешными стали Владимир Зайцев, Анатолий Мазур, Владимир Евстратов…

 

      Расселились по комнатам в новом общежитии-казарме. В нашей комнате, кроме меня, жили Семён Кичемасов, Шура Богданов и Коля Одинцов. Всё было удобно и значительно комфортней, чем до этого в Доме-музее Пирогова, за исключением вида из окон, но это когда в них посмотреть ;-).  Теперь мы могли любоваться не Невой, а девчонками из общежития напротив. Первыми это большое преимущество оценили опытные «морские котики» - наши старослужащие, обзаведясь подружками.  На курсе появилась и своя баталерка под управлением Толи Беруса. Он вообще обитал     в этой отдельной комнате, рисовал для курса агитки и стенгазеты, занимался в тишине, выдавал свежее бельё перед баней и собирал сменку белья для стирки. Часто случалось так, что получив у интендантов на складе хороший тельник или кальсоны, сдав их в первую стирку, ты их уже никогда и не встретишь, а «подойдут к тебе» застиранный старый тельник,  да рваные кальсоны… Ругаться бесполезно, напялишь и носишь до следующей после банной раздачиL.  Жизнь штука суровая,  подворовывали  отдельные сученята, пока их не отлавливали и не отпи…отучали у своих же товарищей элементы формы одежды умыкать. Для борьбы с этим злом командование придумало простую, но эффективную меру: подписывать хлоркой подкладки бушлата, шинели, шапку, бескозырку, форменку, брюки, гюйс, «слюнявчик», ботинки, да, да на подкладке внутри. Вот бельё никогда не расписывали, трусы, носки и тельники никому не показывал! И без того коробила надпись твоей фамилии или номера военного билета белым по-чёрному.  Согласитесь, как клёво в приличном доме, в театре или в Выборгском Дворце Культуры с таким лейблом раздеваться. Но на местах, всегда было место для творческого подхода. Так Юра Хорошилов вспоминает: «В нашем взводе даже кальсоны были подписаны! А вот носки и обувь, нет!»  Приучил нас Толя к порядку, всё выдавал строго по распорядку, а иначе ему вообще некогда было заниматься. В баталерке хранились и наши ценные вещи и гражданские шмотки. Там же складировались инструменты для ухода за паркетом. Раз в неделю, нам выдавались щётки с петлёй для ступни, пахнущая скипидаром оранжево-восковая мастика и …вперёд,  натирать паркет. Эти каторжные работы от сих до сих или, по-научному, по связи времени и пространства: начинались от границы до границы паркетного участка твоего взвода и продолжались до команды: «Увольняемым построиться на осмотр!» Одно было не очень: линять незаметно из  общежития стало труднее, появилось внутреннее КПП на входе, - это минус… Зато прямо напротив наших окон  женское общежитие, что соответственно + плюс. Оба общежития хорошо просматривались друг для друга, особенно с уровня нашего 5-го этажа. Завязывались знакомства, особенно успешно у старослужащих это получалось. Да ещё было удобно срочно вызывать любого назад, если вдруг «шухер на курсе» и тебя ищут, ++ это двойной плюс. Да и  всегда можно «выйти в душ» или «засидеться в туалете», объясняя небольшое опоздание. По-моему и мы, и начальники были довольны, ещё один +++ плюс. По средам, часам к 20-ти нас водили строем в городскую баню на улицу Братьев Васильевых. Какое удовольствие напариться в парилке с хорошим веником, отмыться с пеной и окатить себя парой тазиков холодной воды в конце. Свежепомытые бойцы возвращались после бани строем, туда-сюда, вечерняя поверка и нырок в койку до утра. 

 

        

       В ту осень прошли большие соревнования на Зимнем Стадионе на первенство Ленинградского Военного Округа по первому году службы, а это, между прочим, от Приполярья до Прибалтики. Я занял на них третье место, чуть уступив второму, прыгнув тройным на 14 м и 18 см, вполне себе хорошо, не прыгая и не тренируясь у специалиста по тройному почти 7-8 месяцев.  Прочно утвердившись в сборной до конца 6-го курса включительно, тренировался для удовольствия и молодцеватой формы, а также для текущих соревнований, на которых выступала Академическая сборная по лёгкой атлетике. Например, получил яркие впечатления, пробежав 8-го мая последний этап эстафеты 1 км мимо Адмиралтейства и по Дворцовой площади в канун праздника «День Победы».   

 

      Время летело без оглядки на отстающих. Вот и Новый год на нашем носу.  Начальник морского факультета генерал м/c Семёнов Василий Васильевич вместе с нашим начальником первого курса полковником м/c Моревым Сергеем Фёдоровичем и начальником второго курса полковником м/c Званцовым Валентином Александровичем решили нам «детям казармы» с 1-го и 2-го курсов IV факультета устроить в столовой Академии Новогодний безалкогольный праздничный ужин. Составили меню, распределили роли Деда Мороза со Снегурочкой, доставшиеся сразу второму курсу. Строго указали на безалкогольный характер мероприятия, кроме единственной бутылки шампанского за каждым столом на четверых, тем самым  стимулировав игру «поймай меня» для детей младшего «курсанского» возраста. Время привычного ужина отодвигалось, настроение поднималось, ожидание праздника затягивалось. Слоняемся по комнатам товарищей, и понемногу подъедаем, иногда «запиваем», что Бог послал, мамы с папами и их родственники  со всех уголков родного СССР, включая всё более любимый всеми нами «родительский» Ленинград наших товарищей. Зря что ли у Кости Аракеляна отец директор мясокомбината;-)) Весь курс жуёт твёрдую колбасу, а у некоторых и выпить маленько нашлось, голодные и даже слегка навеселе, нарядным праздничным строем зашагали в столовую. Это звучит банально - «столовая», а для тех, кто там не бывал и ничего не едал расскажу: большой зал с паркетом, мрамор колонн, бронза светильников, свет больших окон с занавесками и тюлем, добротные столы и стулья, приличная посуда – интерьер советского ресторана в стиле социалистического минимализма, но с ретро уклоном или «следами былой роскоши».  Всё заранее тщательно спрятанное уже пробулькало в чайники, прозвучали поздравления и пожелания от наших Начальников, отзвучали ответные благодарности от нас, включая и застольные поздравления друг другу. Девушки официантки принесли горячее, после которого упорхнули встречать Новый Год дома. Ну, а поскольку наша Семья уже в сборе, братаны рядом, в голове праздничное настроение, за столами становится шумно. Посмотрели и послушали номера самодеятельности, свою порцию внесли Снегурочка и её Дедушка Морозов. Начальники ушли в зал профессорско-преподавательского состава, чтобы не смущать нас. В 24:00 бабахнул дружный салют легального шампанского, усугубив пузырьками уже употреблённое нелегальное спиртное. В зале и за столиками у нас стали появляться товарищи с загадочными мордочками и затуманенными глазками, которые непременно хотели посетить мужскую комнату, а потом тихо и совершенно самостоятельно слинять в общагу. Заглянувший туда позже Сергей Фёдорович только и сказал: «И это будущие врачи!» Больше ничего не сказал, осторожно пробираясь по редким сухим мраморным плиткам.  Настроенные правильно Дежурные Службы Академии помогали нам «выставлять ноги вперёд, не подгибая их при ходьбе», и вовремя сворачивать к казарме-общежитию, а не в сторону поиска приключений. Тяжелей всех этой дорогой прошла одетая в голубое платье под чёрной шинелью наша Снегурочка: свалилась таки в канаву «непутёвая» и вроде как «сломала» ногу (, и где только нашла зимой ту канаву!?). Отдельные отколовшиеся счастливчики расползались по знакомым адресам Большого города, хорошо если с увольнительными в карманах. Как рассказывал мне Толя Габидулин, стоявший в ту «волшебную ночь» у тумбочки в почётном праздничном наряде Дневальным, Вечерним и Ночным, принимая любимых сокурсников из рук патрульных и бережно транспортируя их тельца иногда, частично, даже волоком до своих коек. Праздничный развод продолжался до + - одиннадцати утра. Приоткрыв на шум глаза, вижу в утреннем свете первого дня Нового года как дружная группа наших Начальников, заглядывавшая поочерёдно в каждую комнату двух этажей наших морских курсов, отмечала: «Этот здесь, этот спит, а тот уволен до 2-го,…  ну чтоб ещёЁё раз…!!! (не разборчиво), да никогда больше …!!! (не разборчиво) доносилось затихающее о наболевшем в мои сонные уши…» и так по всему нескончаемому списку двух курсов. Всё в конце концов обошлось, не было разборок, ругани, наказаний, да и волшебных праздников с бубнами больше не устраивали. Кстати, Снегурочка, (роль которой исполнил второкурсник Женя Богданов, внешне весьма похожий на артиста Юрия Гальцева), повредила только связки, благополучно пропрыгала на костылях всю зимнюю сессию и дожила долго и счастливо до лейтенантских выпускных погон;-)).

 

     (Вспомнился сразу «бомбический»  Выпускной день в ВМА летом 2019 года с барабанами, фейерверками, штурмом забора в сквере у Штаба и покорением исторического памятника Гигиеи…, но и с соответствующими разборами тех полётов по-взрослому, где уж нам, мы были в сравнении с этим племенем молодым, «озорным» и незнакомым, просто невинные дети старшей детсадовской группы.)

 

     Приближалась Первая «Кровавая» Сессия, об этом нас честно предупредили наши Начальники, перебравшие летом с приёмом слушателей:  « НЕУДОВЛЕТВОРИТЕЛЬНОсть  Вашим ответом приведёт к автоматической отмене Вашего отпуска, продолжению подготовки и пересдаче экзамена. При повторном «НЕУДе», котомку за плечи и с предписанием в один конец, в бетонно-гранитный форт «Красная Горка» Краснознамённого Балтийского Флота аж до самого не скорого ДМБ».

 

 

 

 

 

 

 

Прочитано 184 раз
Авторизуйтесь, чтобы получить возможность оставлять комментарии

Пользователь