Подводники-испытатели

Опубликовано в Островский А. И. "Заметки на полях вахтенного журнала" Пятница, 14 февраля 2020 12:18
Оцените материал
(0 голосов)

Изучая жизнь подводников, вспомнил высказывание одного из  чиновников царского флота, запечатлённого в Царском указе.

 

 «Подводникам платить сколько они пожелают, потому что все равно они скоро все потонут или взорвутся…»

 

Экипажи вновь скомплектованные из молодых выпускников военно-морских училищу и школы старшин техников, не имея практического опыта, на первых выходах опираются  на более опытных командиров БЧ и Служб. В свою очередь, Командира ПЛ подстраховывает заместитель командира дивизии. Последний, подчас, и  на берегу  не появляется. Все время уходит на обучение молодых командиров, старпомов и вахтенных офицеров. Учёба хорошо, но такая организация порой порождает у командиров безответственность.

 

Для сравнения возьмём летчиков-испытателей  и моряков- подводников, занимающихся приёмкой новых самолётов и ПЛ  от  промышленности. Что общего и в чём принципиальные отличия?

 

Экипаж испытываемых самолетов, состоит из профессионально подготовленных и слётанных специалистов высокого класса, предварительно закончивших школу лётчиков- испытателей. Экипаж ПЛ –из профессионально подготовленных и совсем не сплаванных матросов, старшин и офицеров, составляющих более 75-80% экипажа.

 

Если в экипажи самолетов, которые подлежат испытаниям, стараются попасть летчики–испытатели (там совсем другие деньги и другая жизнь), то в экипажи новостроящихся ПЛ, с других ПЛ направляют по принципу: «На тебе Боже, что нам не гоже!». Только так можно было понять передачу матрос и старшин, имеющих даже одну, или две судимости на стратегические рпкСн.

 

Новые самолеты тщательно охраняют. Допуск  на ПЛ  специалистов заводов–изготовителей к оборудованию и вооружению организован формально.  Такая дезорганизация способствует  диверсиям и срыву государственного плана.

 

Так, например, на рпкСН пр 667а К-236 не был проверен материал, из которого была изготовлена и установлена тумба перископа, на соответствие требованиям военной приемки и не принята ею. В результате, при глубоководном погружении с нашей рпкСН могло случиться то же самое, что и с американской пла «Трешер» в 1963 г.

 

Во время глубоководного погружения на глубину 320 метров, установленная тумба могла не выдержать. Её могло вырвать, после чего  ПЛ неминуемо затонула. При глубине места в этом  районе 450  м, установить причину катастрофы при современной технике было бы невозможно. Замена  тумбы  привела к задержке сроков сдачи пл флоту.

 

Во время  испытательного полёта даже при  отказе двигателя или аварии, для испытателя всегда может закончиться катапультированием или аварийной посадкой. Экипаж может остаться живым.

 

Для экипажа ПЛ такой возможности практически нет. Надо спасать весь экипаж лодки, прикомандированных специалистов и работающий реактор.

 

Но главным всё-таки и определяющим, являлась финансовая сторона вопроса.  Мне сразу возразят. Мол каждый год из выпуска школы «Лётчиков-испытателей» гибнет несколько человек. Известно, что во время войны в Корее, американцам пришлось ускоренно, не считаясь, с потерями,  доводить свой самолёт «Сейбер». За полгода они потеряли 185 лётчиков –испытателей.

 

При чём складывается мнение, что, если лётчик спас машину, рискуя, и остался жив, награждается Звездой Героя. Если не спас –катапультировался – отстраняют от работы. Летчики-испытатели при авиазаводах, занимаются приемкой , облётом заводских машин и после устранения замечаний, перегонкой их в в\части.  Они  получали, по данным на 1970-й год, 25-30 тысяч рублей в месяц.

 

Командир  рпкСН  имел оклад  210 рублей, ответственный сдатчик после передачи АПЛ флоту, только в виде премии получил 15.000 руб (по данным на апл  К-23). Дополнительной проблемой опасности на АПЛ с момента создания АЭУ стала её безопасность.

 

С момента начала строительства атомного флота  никто из Командования ВМФ не обращался в Правительство СССР по вопросу Установления специальных льгот и материального поощрения экипажам АПЛ.  Первым, кто с этим вопросом обратился к ГК ВМФ был отец атомного флота Академик Александров Анатолий Петрович. Установленная 15% доплата к должностному окладу, выглядела, как подачка. Даже Николай II понимал, что подводникам надо платить больше.

 

По вопросу отпусков, ни командование в лице командиров, ни командование соединениями не было заинтересовано в их длительности и отдыхе в санаториях и домах отдыха МО СССР.

 

О контроле за радиационной обстановкой в соединениях ВМФ  я уже писал раньше. С момента создания АПЛ, командование ВМФ многие возникающие вопросы с оглядкой на американский флот, решала до смешного неграмотно. Например, создание 2 экипажа. Мне пришлось служить на первом в ВМФ втором экипаже атомной ракетной подводной лодке пр. 659 под командованием капитана 2 ранга Рябова В.П

 

После приемки АПЛ  у первого экипажа, мы в течении 7 месяцев находились на ней и её  обслуживали. Это было не просто пребывание. После аварии мы в течение двух месяцев всем экипажем проводили дезактивационные работы реактора и отсеков АПЛ.

 

Однако начфинслужбы ВМФ  генерал–майор Жуков  своей директивой запретил выплачивать морское денежное вознаграждение. Он формально приравнял резервные экипажи дизельных ПЛ ко вторым экипажам атомоходов. Это даже не разобравшись в ситуации, что являлось его прямой обязанностью!  И в ответ, офицеры второго экипажа отказались получать денежное довольствие.

 

На Камчатку вылетел КомФлота адмирал Амелько Н.Н. Выслушав и разобравшись с ситуацией, он предложил офицерам обратиться по этому вопросу к командованию ВМФ. Все пошумели и замолчали. Мне пришлось действовать самостоятельно. Я обратился с совсекретным письмом в адрес Председателя Президиума ЦК КПСС Н.С.Хрущева. Письмо мне разрешил отправить НачПО 15 эскадры через 1–го секретаря Камчатского обкома КПСС тов. Орлова. Спустя 3 месяца пришла Директива ГК ВМФ, определяющая порядок выплаты  денежного довольствия Вторым экипажам атомоходов.

 

В ВМФ была ещё одна финансовая льгота – 13 оклад. Он выплачивался после 5 календарных лет службы в плавсоставе. Однако в 1967г. Командование ВС СССР оказалось банкротом и задержало эту выплату на несколько месяцев.

 

После проведения заводских испытания апл переводили в плавдоке в Б.Камень, на достроечную базу завода. Здесь завершалось выполнение отдельных испытаний.

 

Первый выход апл в море, после перехода из Комсомольска на Амуре, определял целый ряд проверок и испытаний. Обычно они занимали по времени  две-три недели. Можно себе представить в каких бытовых условиях находился экипаж, когда на ПЛ, по расчету размещалось  около 120-150 человек, а фактически их было до 250 и более. Только штатный состав имел средства ИЗ (индивидуальной защиты), всем остальным приходилось рассчитывать на счастливый  случай.

 

При возвращении после испытаний в базу составлялись списки замечаний. Я помню как член Госкомисси капитан 2 ранга Бригида, в последний день испытаний, находясь в ЦП, обратился к командиру  апл и главному строителю заказа (так именовали АПЛ на заводе) со словами: «Вот вам 300 замечаний!». С такими замечаниями АПЛ плавала и погружалась.

 

Последним этапом государственных испытаний была практическая ракетная стрельба. В ВМФ существовал порядок- после 15 успешных ракетных стрельб Руководитель испытаний (представитель завода–изготовителя ракетных комплексов) получал звание Героя Социалистического труда. Экипаж и командир АПЛ радовались,  если со стрельбами не было проблем и никого из экипажа не наградили. Хотя всем известно, что стреляет Командир АПЛ, командир БЧ-1 и командир БЧ-2. Так за период с 1964 г по 1971 г я, как старший штурман атомохода, принимал непосредственное участие в ракетных стрельбах:

- ракетой   П-5 -1 стрельба;

- ракетами П-5д и П-6- по 1 стрельбе каждой;

-ракетами Р- 27 -7 стрельб,

 В том числе зачётная ракетная стрельба из района  Тихого океана на приз ГК ВМФ в зачёт ракетной подготовки ВМФ в 1971 г.

 

Кроме испытаний, при приёмке серийных  АПЛ  у ССЗ,  (в ВМФ за период с 1957 по 1985 г.г.  таких было больше двухсот), приходилось участвовать и в приемке опытовых ПЛ и образцов новой техники.

 

Так, в начале 1968 года, согласно распоряжению Начальника Генштаба ВС СССР, на ПЛ была установлена экспериментальная аппаратура, для обнаружения подводных и надводных объектов.

 

На ПЛ прибыла группа научных сотрудников. Параллельно обеспечению изыскательским работам мы начали отрабатывать элементы задачи №3. Отработку проводили, как в кабинете на тренажерах УЦ дивизии, так и при каждом удобном случае  на выходе в море.

 

По программе испытаний мы утром вводили энергетическую установку, выходили в море, обычно в район №47, выполняли заданные упражнения и к 18.00 швартовались в базе. Ночевали и снова в море. За май-август мы по такому графику выполнили около двух десятков вводов установки. Как говорили управленцы, мы изнасиловали установку.

 

Таким образом, если всё просуммировать, становиться грустно и обидно за мелочность, и скупость нашего «любимого командования ВМФ».

Прочитано 324 раз
Другие материалы в этой категории: « Командир подводной лодки Шахматы »
Авторизуйтесь, чтобы получить возможность оставлять комментарии

Пользователь