Как лейтенант трех начальников наказал

Опубликовано в Алексей Киселев "Ух ты, мы вышли из бухты..." Понедельник, 27 января 2020 08:10
Оцените материал
(7 голосов)

Дело было в далёком феврале 1974 года. Я лейтенант медицинской службы со стажем службы на подводном флоте (к тому времени целых 1,5 года;-). Недавно я возвратился из хирургической интернатуры в Архангельске, где наоперировался  самостоятельно в простой районной Соломбальской больнице. Оперировал, как говорится, всё, что привозили.

 

Так как мы уходили с родного Севера на Камчатку навсегда, экипаж готовил нашу АПЛ проекта 670 тщательно, включая складской ЗИП «на будущее». Мне предстояло идти в свою первую и сразу, очень длинную автономку. Переход планировался в составе отряда кораблей: двух АПЛ 670 и 671 проектов и корабля со штабом во главе с командиром нашей дивизии Голосовым Р.  Да, ещё и с планируемым заходом-визитом в иностранный порт(!), что по тем временам для атомного флота было событием неординарным. 

 

Кроме прочих хлопот, надо было собрать весь свой вещевой аттестат. Перед походом нам выдали даже белую шерстяную форму (и это для Юга!), кожаные уставные белые полуботинки, ещё по комплекту синей хлопковой тропической формы, с брюками для офицеров или с шортами для моряков. Одни брюки этого комплекта, я тут же с женой обрезал и переделал в шорты, но украшением комплекта была хлопковая пилотка  с козырьком (это вообще классная вещь, лучше любой бейсболки).  Но ещё, были и свои личные вещи. Короче, загрузка под завязку…

 

Семью (жену с дочкой 18-ти месяцев от роду), необходимо было тоже подготовить к отъезду. А это: вместе с женой упаковать семейные вещи, оттащить их на почту и отправить посылками (так называемым «неделимым грузом») получателям- родителям жены в Ленинград, где они ее получат, уже через 7-10 дней. Отдельное спасибо за всё «Почте СССР», как она нас тогда выручала! Главное перед самым отъездом из гарнизона, жене предстояло сдать квартиру и ключи, а взамен получить справку об этом из Отдела морской инженерной службы. Без этого документа не получить новое жильё…

 

   Крутился я как «белка»: проводил в спецполиклинике медицинские освидетельствования всего экипажа и приписных лиц, обследовал коков. Принимал в цистерны питьевую воду, сдавал её пробы в сан-гигиеническую лабораторию Флота. Кроме того, проверял готовность и санитарное содержание  провизионок, принимал  продукты, мясо, птицу, яйца и свежести… Я даже  сделал всем прививки от тропических болезней и заполнил Международные медицинские паспорта. Впереди были проверки нашей готовности к выходу (дивизией, флотилией и Флотом), но не об этом сегодня речь.

 

   Ко всем моим прочим обязанностям, Командир лодки капитан 1 ранга Хайтаров, назначил меня, «как самого молодого», заведовать офицерской кают-компанией. С этого всё и началось…

 

   В один из дней (за 3-4 дня до отхода) Кэп вызывает меня к себе в казарме. Вхожу. Вижу за столом сидят он и наш Замполит капитан 2 ранга Серебряков Евгений Александрович. Командир протягивает мне пачку денег (рублей 500-700, точно уже не помню, но не маленькая по тем временам сумма) со словами: «Алексей, закупи для офицерской кают-компании чеснок, соусы, лимоны, фрукты, если в Военторге найдут.  А главное, ЗАКУПИ ящик коньяка, пару ящиков водки и бутылок 5 шампанского… Ну и блоков десять болгарских сигарет с фильтром.  У нас ведь будут праздники - 23 февраля, 8 марта, да и официальные мероприятия во время захода…

 

Зам сидит улыбается. «Есть закупить!» -отвечаю. Тут Зам неожиданно  заговорил: «А я запрещаю, закупать спиртное!» Смотрю на Кэпа, он улыбается: «Я сказал-закупай!» Зам опять: «А я запрещаю!» Послушал минут пять я эти «прения», посмотрел на них: «Разрешите идти, товарищ командир?»  И «первый после бога» милостиво кивнул.

 

Кстати, ничего из перечисленного в открытом доступе не лежало. Это скрывали закрома Военторга, а на то, чтобы со мной там разговаривали и тем более отпустили товар, который прошу, требовалась бумага из Части: Уважаемый, Ф.И.О! Тому-то.., потому-то…, согласно указанному… Прошу отпустить, с уважением Командир. Эта бумага у меня официально была!

 

    Из Большой лопатки до городка и Военторга пешком путь неблизкий, машины под ж… т.е., под собой нет, набегался, но всё закупил и доставил на борт. В последний вечер перед отходом привёз к борту на командирском УАЗике и спиртное в ассортименте;-). Вахта помогла спустить всё в корпус и отволочить к каюте Начальника Медслужбы. И все это, не разбив и не «скоммуниздив». Только глаза поблескивали  от вожделения и азарта. Кстати, только у меня и командира были отдельные каюты на этом проекте. В каюте загрузка была уже под завязку, к трём молочным флягам медицинского спирта добавились ещё три ящика , плюс хвостик шампанского.

 

   И вот, в 23 часа топаю один по дороге в посёлок.  Ветер, позёмка, сугробы справа и слева выше человека, сверху сполохи бледного Северного сияния. Так Север прощался со мной…

 

   Дома почти всю ночь проболтали с женой, дочь тихо сопела в коробке из-под цветного телевизора «Рекорд». Благо телевизоры были в то время монстрами и она в ней легко и уютно разместилась.  Да и сквозняки не доставали, не то что сейчас в век плоского жидкого и  кристаллического телевидения;-)).

 

   Утром я уже на первом «скотовозе», это так ласково звали  грузовики с надписью «ЛЮДИ», где в кузове, покрытом брезентом, поперечные деревянные лавки. Сами понимаете, самое то для перевозок в Заполярье. Солдаты из автороты морозным полярным утром подкатывают на них к длинным чёрным очередям запорошенных снегом офицеров и улыбаясь смотрят на загрузку.

 

До подъёма флага все уже были на борту лодки, переодевались и готовились к назначенному торжественному построению с Командующим Флотилией вице-адмиралом Михайловским. А в это время в городке наши жёны, принарядившись и собрав в охапку детей, сообща двинулись пешком к месту нашей дислокации. Дойдя до КПП встали, перегородив всю дорогу. Вот едет вице-адмирал Михайловский, а машине проехать не дают, просят разрешения проводить мужей и отцов, долго не свидимся. Он приоткрыл дверь «Волги», опустил ногу на землю, послушал, подумал и приказал: «Пропустить!» Ватага детей и женщин впереди «Волги» рванула в зону строгого режима и, не добежав до корня пирса метров 5-8, растеряв азарт, встала присмирев…

 

    До торжественного построения оставалось минут 20, вдруг ко мне подлетает Замполит и выпучив глаза начинает орать: «Как я посмел его ослушаться и загрузить спиртное на борт? Да Вы готовитесь сорвать посвящённый 24 съезду партии поход! Да Вы ответите по партийной линии и так далее, и далее…» Я прибалдел слегка, расстроился, ищу глазами Командира и быстро двигаюсь к нему.  Подошёл : «Товарищ Командир успокойте Зама, он всерьёз, на меня набросился по поводу закупленного по Вашему указанию для кают-компании спиртного!» «А я причём? Я никакого приказания тебе не давал…». Я прибалдел ещё раз.  На этот раз от того, как ловко увернулся командир от проблемы. Взяв себя в руки, ищу особиста, который идёт с нами в поход. Подошёл, спрашиваю: «У тебя есть минут 5-10, пойдём ко мне в каюту, я тебе кое-что покажу.»

 

Спустились в корпус, открыл опечатанную дверь каюты и показываю ему: «Гена, здесь ящик коньяка и два водки для офицеров кают-компании. Посмотри, пересчитай, ни одна бутылка без твоего разрешения не покинет это место». «Понял, лады…»- коротко ответил капитан-лейтенант особого отдела.

 

    Прошло построение, после чего экипаж отпустили простится с женами. На пять минут.  Я подхожу, жена говорит: «Что случилось, на тебе лица нет, бледный какой-то?» Как смог успокоил, умолчав о причине, расцеловал её и дочку , развернулся и пошёл на борт.

 

   Про поход много рассказывать не буду. Через 1,5 месяца пришли мы в Африку. И не куда-нибудь, а в Сомали, в порт Бербера. Проходит пара дней, и вдруг, вечером кто-то скребётся в дверь каюты. Открываю, - командир: «Лёша, дай пару бутылок коньяка и водки бутылку. Встретил друзей, посидим после ужина…». Посмотрел на него и говорю: «Хоть всё забирайте, товарищ командир… Но с условием: если Замполит и Представитель Особого отдела, дадут свои разрешения Вам.»

 

Больше командир меня не беспокоил, видимо согласовывал позицию.

 

    Прошло ещё несколько дней.  Мы, а это два северных экипажей лодок и белого парохода «Сванетия», уже скорешились с «местными» офицерами с Дизельной ПЛ, плав-мастерской и из подразделений береговой базы…  Экипаж гулял «по-детски», группами из 5-ти человек в занюханном, выжженом солнцем тропиков, городке. По пути от порта заглядывали на АЗС. В магазинчиках с кондиционерами, даже кое-что выменивали и покупали (!). А именно: неведомую американскую газировку Coca-Cola и апельсиновую Fanta, датскую мятную жвачку Permint… А  ещё мы глазели на японский кримплен, ну а на японские двухкассетные! стерео радиомагнитолы, но только  любовались;-).  Да, не разгуляешься на 5-10 долларов в эквиваленте на местную валюту, ту что нам выдали по корабельной ведомости.

 

Это потом, уже дома в базе, нам дадут чеки «ТоргМорТранса» для спец магазинов. Да, ещё и не во всех портовых городах страны были эти чудо магазины. В них, где для военных только с пропуском в виде  справки на валюту, мы может быть и сумеем чего-нибудь купить. Например, я сумел: итальянские брюки, польские полуботинки на платформе, жене платье, 6 фужеров чешского хрусталя и вазу–конфетницу в виде короны.  Самое смешное, хрусталь жив до сих пор, вещи износились, а чеки быстро кончились.

 

Ладно, отвлекся. Опять под вечер (прямо мания), кто-то стучит в дверь. Открываю – Замуля. «Алексей, дай коньячку бутылку, с другом посидим». «Да сколько хотите, Евгений Александрович, но с условием. Согласуйте Вашу просьбу с Командиром и Особистом».  Ушёл молча, не прощаясь, и больше не возвращался…

 

   Наконец, дня за два до отхода в просторы Индийского океана, заглядывает ко мне особист с просьбой взять «пару пузырей» для прощальных посиделок. Отвечаю ему: «Гена, ты знаешь, как я тебя уважаю, но без разрешения Командира и Зама как это будет выглядеть? Извини, не могу…» Ушёл, тоже с концами…

 

   Так, благополучно, спиртные запасы кают компании достигли берегов Камчатки.  Экипаж активно готовился передавать «железо» второму экипажу. Освобождались кладовые и каюты. В это же время наши офицеры – молодые мужики, без семей, без жилья,находились  в ожидании отпускных денег и вечером слонялись в гарнизоне. В магазинах не пусто и не густо. Какая-то сладенькая китайская водка типа сакэ и борматуха типа «плодовое вино». И все это при изобилии  красной рыбы, чудеснейшей жирной тихоокеанской селёдки, да других морепродуктов с морской капустой.  

 

И ещё одна особенность на Камчатске была: при выходе и входе из охраняемой зоны базы, на КПП досматривали  ВСЕХ без исключения, включая личные портфели офицеров.

 

   Подошло время мне рассчитаться за расходы кают-компании и вернуть оставшиеся деньги командиру.

 

   Провел блиц-опрос на тему: насколько Вам необходимы коньяк и водка для послепоходовой реабилитации. Получив единодушные искренние заверения, отправился к коллегам в местный госпиталь. На мой вопрос: «Ребята, а Вы «Скорую помощь» к борту моей АПЛ в качестве учебной отработки срочной эвакуации больного подогнать можете и как скоро?» Ответ: «Можем, садись.»

 

Через полчаса, весело и нахально позвякивая, запас спиртного разошёлся по офицерам и мичманам экипажа. Подсчитав деньги, я направился в каюту Командира. «Разрешите войти?! Товарищ командир, прошу принять расчёты по тратам кают-компании и остаток неизрасходованных средств».  За столом, снова двое: Командир и Зам. Переглянулись молча, потом Командир и говорит: «Ну лейтенант, ты нас и научил…»

 

Вот так закончилась эта история. Гена-особист перевёлся в Кадры в Москву, мой Командир Хайтаров – получил перевод в Комсомольск–на-Амуре комбригом бригады строящихся и ремонтирующихся кораблей, Зам уволился по выслуге. Командир же АПЛ пр.671 стал одним из замов Командующего Камчатской Флотилии.

 

   Но ни один из них не стал Героем Советского Союза, что было всеми ожидаемо. Ни один из офицеров не был награждён за безукоризненно выполненный поход. Я получил, как и многие, командиры БЧ и Служб свою первую награду - Грамоту Министра Обороны СССР.

 

   Через полгода, стоим мы на плацу Флотилии напротив экипажа, перешедшего на Камчатку с Севера, частично подо льдом Северного морского пути и за считанные дни. Не поверите, прилетевший из Москвы Адмирал Советского Союза Сергей Горшков вручал награды экипажу: всем командирам БЧ и Служб – ордена Октябрьской Революции (высшую на тот момент награду Страны). А командиру вручили Звезду Героя в Кремле… Как говорится, почувствуйте разницу.  Мой однокурсник, выпускник Военно-Медицинской Академии, в том числе и благодаря этому, стал НачМедом Тихоокеанского Флота. Видели бы Вы лица моих офицеров в этом строю, стоящих  друг напротив друга.

 

    В нашем славном экипаже вместе со мной служил и молодой офицер, будущий Уважаемый подводник контр-адмирал - Кириллов Юрий Васильевич, так вот он считает, что нас тогда просто забыли представить к награждению… Однако, дело скорее всего не в этом, но это уже другая история…

 

  

Январь 2020 г.                                                              

Тот самый лейтенант, Алексей Киселёв

Прочитано 577 раз
Авторизуйтесь, чтобы получить возможность оставлять комментарии

Пользователь